Articles by "война"
Показаны сообщения с ярлыком война. Показать все сообщения
Информационно новостной блог.
Скорбящая женщина на фоне горящего вокзала, детская игрушка и архивное фото — так выглядит новый памятник детям блокадного Ленинграда 

 "Четырехметровый памятник высечен из лабрадорита. На лицевой стороне размещается большое мозаичное панно с изображением скорбящей коленопреклоненной женщины на фоне горящего вокзала Тихвина, а рядом упавшая на раскуроченные рельсы детская игрушка — плюшевый медвежонок как символ потерянной детской жизни. На оборотной стороне копия архивного фото, на котором изображены малыши, отправляющиеся из Ленинграда на вокзал, чтобы уехать из осажденного города на Большую землю. Венчает эту композицию мозаичная картина Тихвинской иконы Божией матери, которая считается покровительницей младенцев и подростков" Страшная трагедия произошла 78 лет назад. 14 октября сорок первого года фашистская авиации разбомбила два железнодорожных состава на Тихвинском вокзале. В поездах находились дети, эвакуированные из блокадного Ленинграда и направлявшиеся на Большую землю.


 

Железнодорожная станция Тихвин в годы Ленинградской битвы 1941–1944 годов была стратегическим пунктом Дороги жизни. 

Через нее для Ленинграда перебрасывались эшелоны с войсками, боеприпасами и продовольствием, а на Большую землю эвакуировались сотни тысяч ленинградцев и оборудование ленинградских предприятий. 

 В октябре 1941-го в связи с наступлением войск вермахта на Тихвинском направлении с целью соединения с финскими войсками, занимавшими позиции на реке Свирь, станция регулярно подвергалась массированным бомбардировкам немецкой авиации. Самая ужасная бомбардировка произошла 14 октября 1941 года. 

 На железнодорожных путях в этот день стоял эшелон, который вез раненых красноармейцев, и два эшелона с эвакуированными из Ленинграда детьми, а также составы с боеприпасами и цистерны с горючим. Бомбардировщики в течение часа атаковали стоявшие на путях эшелоны. Загорелись и пассажирские составы, и цистерны с горючим, и вагоны с боеприпасами.

 Пожарные, красноармейцы и простые тихвинцы, несмотря на бомбежку, взрывы цистерн с горючим, выносили из горящих вагонов раненых солдат и детей, а потом на носилках несли их через весь город в госпиталь, который находился в монастыре. К станции нельзя было подойти в течение нескольких часов: там бушевало пламя, рвались снаряды, куски дерева и металла отлетали на три километра; все пути были разрушены, вагоны лежали грудой лома. 

 Точное число погибших в тот день неизвестно. Среди них были и пассажиры эшелонов, и пожарные, и железнодорожники, и солдаты. Останки погибших, в том числе детей, еще долго собирали по окрестностям и два дня вывозили на телегах на городское кладбище. По свидетельствам очевидцев, их могло быть до тысячи человек. Но по некоторым экспертным оценкам, каждый эшелон с эвакуированными, шедший на Большую землю, брал от 2500 человек.





Информационно новостной блог.


Британские военные во время парада в Берлине. 13 июля 1945 года. Фото © AP Photo

Английские военные, преследуя политические цели, в начале мая 1945 года разом зверски уничтожили немецкие корабли с несколькими тысячами беззащитных узников нацистских концлагерей, большинство которых составляли советские военнопленные, а над выжившими гражданами СССР англичане позже издевались, об этом рассказал РИА Новости историк спецслужб Дмитрий Хохлов и раскрыл ранее неизвестные подробности той трагедии.

В понедельник исполнилось 76 лет со дня трагедии, произошедшей 3 мая 1945 года в Любекской бухте в Балтийском море (вошедшей в историю как гибель лайнера «Кап Аркона»). Тогда авиация британских ВВС атаковала немецкие суда с узниками концлагерей. Среди погибших от английских бомб, ракет и снарядов, были представители более 25 национальностей, уроженцев не только СССР, но и США, Великобритании, Германии, Франции, Канады, Италии, Чехии, Польши, прибалтийских и скандинавских стран, Греции, Сербии и других. Их останки продолжали находить на побережье в течение нескольких десятилетий.

Количество людей, погибших в результате той трагедии, по разным подсчетам, составляет от 7 до 12 тысяч человек, что сопоставимо с численностью личного состава стрелковой дивизии или, например, с потерями союзных войск при высадке на Сицилии, или с потерями Красной Армии в Новороссийской операции, рассказал Хохлов. «По масштабам потопление «Кап Арконы» считается четвертой морской катастрофой в истории человечества», — подчеркнул он.

Количество выживших узников с «Кап Арконы», по разным источникам, оценивается от 310 до 350. Также имеются сведения, что лишь 140 советским гражданам удалось спастись. Температура воды в тот день не превышала семи градусов, отметил Хохлов.

Письмо спасшегося узника

В 1960-1970-х годах о трагедии 3 мая 1945 года широкой общественности впервые стало известно благодаря публикациям в СССР и за рубежом, говорит Хохлов. Затем обнародовались различные дополнительные свидетельства, а сейчас имеются новые подробности событий 76-летней давности.

Как рассказал Хохлов, в материалах переписки министерства государственной безопасности СССР с управлением уполномоченного Совета министров СССР по делам репатриации советских граждан за 1949 год обнаружилось письмо, составленное одним из непосредственных участников трагедии 3 мая 1945 года Василием Саломаткиным (1919-1999).

В сентябре 1939 года Саломаткин участвовал в освобождении Западной Белоруссии, до начала Великой Отечественной войны служил в войсках особого Белорусского округа. С 22 июня по 12 октября 1941 года участвовал в боях с фашистами под Могилевом, на Днепре, под Ярцево (Смоленская область) и под Вязьмой, где в ночном бою был тяжело ранен и пленен. Находился в нацистских лагерях в оккупированных Смоленске и Минске, с апреля 1942 года – в лагере в городе Кальвария (Литва). Оттуда бежал, был пойман в Западной Польше, направлен в штрафной лагерь в район германского города Ганновера. Затем его перевели в концлагерь Нойенгамм, расположенный в 30 километрах юго-восточнее германского Гамбурга.

«Письмо Василия Филипповича Саломаткина от 2 мая 1949 года – это самое раннее на данный момент обнаруженное в архивах документальное свидетельство, раскрывающее подробности трагедии, полученное советскими властями», — отметил Хохлов. 14 мая 1949 года копия этого письма была направлена начальнику 2-го Главного управления МГБ СССР (контрразведка и борьба с антисоветскими элементами) генерал-майору Евгению Питовранову.

Среди исторических источников о трагедии 3 мая 1945 года письмо Саломаткина имеет особую ценность, поскольку составлено им самим, ранее не публиковалось, не подвергалось литературной обработке и редактированию, а также содержит неизвестные детали об отношении английской военной администрации к спасшимся заключенным, подчеркнул Хохлов.

Он привел для РИА Новости отдельные, наиболее информативные фрагменты этого документа.

«Двадцать девятого апреля 1945 года эсэсовское командование, чувствуя приближение войск союзников к концлагерю Нойенгамма (около Гамбурга), вывезло всех концентрационеров, могущих мало-мало передвигаться, в город Любек (германский порт на Балтийском море – ред.). Нас таковых насчитывалось 12 тысяч человек. Подавляющее большинство были русские военнопленные», — писал Саломаткин.

Заключенных везли под усиленной охраной эсэсовцев до Любека на поезде целые сутки, пить и есть совсем ничего не давали. В Любеке узников посадили на баржи и под усиленной охраной солдат и катеров вывезли по Любекской губе на Балтийской море, где стояли два небольших и один большой океанских корабля.

«На два первых посадили примерно по 2 тысячи заключенных. Название одного корабля было «Тильбек», а другого сейчас не помню (вторым было судно «Дойчланд» — ред.). На большой океанский корабль, на котором находился я, посадили 8 тысяч заключенных. Этот корабль имел название «Кап Аркона». Командование на кораблях было эсэсовское», — вспоминал Саломаткин.

Зверская расправа

Дальнейшие события, согласно письму Саломаткина, развивались так. 3 мая английские войска подошли к городу Нойштадту недалеко от Любека и предъявили капитуляцию к полудню. Нойштадту капитуляцию принял. Затем англичане предъявили капитуляцию кораблям, на которых находились узники концлагеря. Суда находились в 6 километрах от Нойштадта.

«Эсэсовское командование кораблей капитуляцию отклонило. Тогда вылетает английская авиация в большом количестве самолетов и начала бомбить корабли… Корабли, на которых находились мы, не сделали ни одного ответного выстрела по самолетам английской авиации», — писал Саломаткин. По его словам, всю панораму бомбардировки он наблюдал лично.

«Первой жертвой бомбежки оказался «Тильбек». Он сразу же загорелся и начал тонуть. Заключенные, кто смог вылезти из корабля, прыгали в воду. После того, как первая английская бомба попала в «Тильбек», эсэсовское командование корабля «Кап Аркона», на котором находился я, выбросило белый флаг, означающий капитуляцию», — вспоминал Саломаткин. Заключенные, находившиеся на палубе, сняли с себя нижние белые рубашки и начали махать ими, делая знак английским летчикам, что корабль сдается, принимает капитуляцию.

«Но английские летчики, подобно фашистским, не признавая ничего, не обращая внимания на белый флаг на корабле, не обращая внимание на размахивание людей, находящихся на палубе, белыми рубашками, просящих пощады, сохранения жизни, продолжали бомбить корабли. Бомбежка происходила на очень малой высоте», — рассказывал Саломаткин. «Английские летчики видели все ужасы своей бомбежки и продолжали чинить её ещё больше, не обращая (внимание) ни на какие мольбы людей. Английские летчики по своим зверским расправам нисколько не отличались от фашистских летчиков-варваров», — добавлял он.

О том, как дальше развивались трагические события, Саломаткин писал так: «Второй жертвой после «Тильбека» оказался второй небольшой корабль. Затем бомба попала на корму корабля «Кап Аркона», я в это время находился на носу корабля. Эсэсовское командование в это время сбросило лодки на воду и уехало. На корабле «Кап Аркона» поднялась паника среди заключенных. Заключенные потоком устремились на верхнюю палубу».

Как вспоминал Саломаткин, в это время вторая бомба попала в середину корабля, он загорелся и начал тонуть.

«Вследствие паники заключенные стремились вылезти на палубу, один одного с лестницы сталкивал и поэтому не могли вылезти на палубу и остались в корабле и с кораблем затонули. Я после попадания второй бомбы в корабль «Кап Аркона» вместе с другими русскими заключенными пленными бросился с корабля в воду», — добавлял Саломаткин.

Но и это было ещё не все.

«Примерно в километре от места затопления корабля «Кап Аркона» появились торпедные катера. Увидев их, мы устремились плыть к ним навстречу, думая, что они нас подберут и спасут. Оказалось обратное. Солдаты, находящиеся на катерах, стояли и расстреливали из автоматов плывущих заключенных. Меня участь гибели (от) солдатской пули из автоматов спасла, потому что я не успел доплыть ближе к катеру, как это сделали другие, а находился я примерно метрах в 400 от катера», — рассказывал в письме Саломаткин.

«Видя такое дело, я повернул обратно и взял направление на берег. Берег еле-еле было видно. Плыл я без вспомогательных средств, при помощи своих рук и ног. Я тоже бы не выплыл бы на берег, как другие, но на мое несчастье пришло счастье, я проплыл уже порядочное расстояние, и начался прилив моря к берегу, это меня спасло», — вспоминал он.

По словам Саломаткина, в это время он уже совсем выбился из сил, и его волнами прибивало к берегу. «Я был в полусознательном состоянии. Я видел сквозь свои туманные глаза на берегу белые здания, движения людей, но я не мог различить мужчину от женщины. И когда я ударился грудью о берег, от радости я совсем потерял сознание. В это время наши русские концентрационеры, которые были посильнее меня, были уже на берегу, и они вытащили меня с берега моря и начали откачивать, и когда они меня привели немного в чувство, отправили в госпиталь. В это время там были англичане», — добавлял Саломаткин.

Издевательства со стороны союзника

Но испытания для выживших людей продолжились и на суше.

«Если про бомбардировку судов с узниками нацистских лагерей раньше уже писали и за рубежом, и у нас, то о том, что пережили спасенные, можно узнать только из рассказа Саломаткина», — поясняет Хохлов.

«После выхода из госпиталя я был в лагере спасшихся. Англичане относились к нам не так как положено. Они загнали нас в тесные помещения, кормили очень плохо, одной консервированной немецкой брюквой и шпинатом. Когда мы однажды запротестовали и не приняли пищу и требовали настоящей пищи, тогда нам ответили, что вы и этого не стоите, и двух человек заключенных забрали с собой, предъявили им саботаж и посадили их в тюрьму. Судьбу их так я и не знаю. Я уехал из лагеря, а они остались в тюрьме», — так продолжал Саломаткин свое письмо в мае 1949 года.

Тогда советские заключенные написали жалобу о плохом питании на имя генерал-полковника Филиппа Голикова – уполномоченного советского правительства по делам репатриации советских граждан из Германии и оккупированных ею стран.

«Через некоторое время коменданта города (Нойнштадта) сменили, и питание улучшилось, но все равно не отвечало требованиям, которые были выдвинуты на Ялтинской конференции, чтобы наши военнопленные пользовались пайком английского солдата», — писал Саломаткин.

«Действительно, 11 февраля 1945 года на Крымской конференции было заключено «Соглашение относительно военнопленных и гражданских лиц, освобожденных войсками, находящимися под советским командованием, и войсками, находящимися под британским командованием». Статья 1 соглашения предусматривала защиту освобожденных советских граждан», — рассказывает Дмитрий Хохлов.

А 21 марта 1945 года британский премьер-министр Черчилль даже обращался к советскому лидеру Сталину с посланием, в котором, в частности, говорилось: «Нет вопроса, к которому британская нация проявляла бы большую чувствительность, чем вопрос об участи пленных, находящихся в немецких руках, и об их быстром освобождении из заключения и возвращении на родину. Я был бы весьма благодарен, если бы вы лично рассмотрели этот вопрос, поскольку, я уверен, вы пожелаете сделать для наших людей все от вас зависящее, так же как я могу заверить вас, мы это делаем для ваших людей по мере того, как они попадают под наш контроль».

Спустя два дня Сталин ответил Черчиллю: «Что касается британских военнопленных, то у вас нет оснований беспокоиться о них. Они находятся в лучших условиях, чем находились советские военнопленные в английских лагерях, где они в ряде случаев подверглись притеснениям вплоть до побоев».

Отношение английской военной администрации Нойнштадта к памяти о погибших Саломаткин обрисовал в своем письме.

По его рассказу, некоторое время спустя с моря от потопленных кораблей начали приплывать трупы заключенных. Советские заключенные собрали комиссию, чтобы похоронить погибших с воинскими почестями в братской могиле, и обратились за помощью к английскому офицеру – коменданту Нойнштадта.

Но комендант, по словам Саломаткина, в итоге отказал советским гражданам. «Ничего я вам не дам, идите, хороните, как знаете и делайте сами какие можете почести, у меня для вас ничего нет. Так отнеслись англичане к нам – русским союзникам. И как мы смогли, так и сделали почести нашим товарищам, явившимся жертвой английской авиации. Так относились к нам англичане», — писал Саломаткин.

Он в своем письме приводил и второй эпизод, красноречиво показывавший истинное и притом противоположное отношение англичан к советским и немецким военнопленным.

«В это время англичане нагнали в город немецких военнопленных. Они ходили свободно, разгуливали, нападали и избивали наших спасшихся военнопленных, угрожали нас всех перерезать ночью, ибо они ходили с холодным оружием. После этих угроз мы пошли к английскому коменданту и заявили об этом», — написал Саломаткин. «Комендант только усмехнулся и никаких действенных мер не принял. Не получив удовлетворяющего ответа, пришли в лагерь и в лагере объявили своим людям, чтобы они достали оружие для самозащиты. Достав оружие, мы установили в лагере свою охрану и охраняли лагерь от нападения немцев. В таких условиях мы находились у англичан», — добавил он.

По словам Саломаткина, позже его взяли в военную миссию по репатриации советских граждан, где он «сталкивался с вопиющими фактами, являющимися враждебными Советскому Союзу». «Англичане выступали среди наших военнопленных, призывали не возвращаться в Советский Союз, особенно это было среди украинцев, латышей, эстонцев», — писал Саломаткин.

Политический расчет англичан

Хохлов рассказал, почему нацисты вывезли узников концлагеря в море, и что могло заставить англичан совершить чудовищное зверство.

«Возможно, агонизирующий нацистский режим готовил к затоплению суда с военнопленными, пытаясь таким образом быстро избавиться от нежелательных свидетелей его преступлений. Начальник гамбургской полиции Георг-Хеннинг фон Бассевиц на Нюрнбергском процессе рассказал об этом», — говорит Хохлов. По его мнению, также в пользу этой версии говорит и то, что изношенные механизмы лайнера были неспособны выдержать ещё один рейс. «Тем не менее, обстановка на фронте развивалась так стремительно, что при подходе британских войск у заключенных оставался шанс выжить», — добавляет собеседник агентства.

Но англичане, в свою очередь преследуя политические цели, сконцентрировали все возможные усилия на овладении Любеком, указывает Хохлов.

Черчилль в те дни писал своему министру иностранных дел Идену: «Считаю приоритетным, чтобы Монтгомери взял Любек как можно скорее… Наше прибытие в Любек раньше русских друзей из Штеттина избавит в дальнейшем от множества споров». «Расстояние между этими городами составляет около 260 километров, то есть даже при сопротивлении противника Красная Армия могла пройти его примерно за две недели», — поясняет Хохлов.

По его словам, тем самым «политический расчет положил тысячи жизней, чудом выживших в нацистских лагерях пленных, между британским молотом и немецкой наковальней». Со 2 по 4 мая немецкие порты подверглись массированной бомбардировке британской авиации.

Вокруг трагедии 3 мая 1945 года до сих пор строится много конспирологических предположений, отметил Хохлов. В том числе существует мнение, что нацисты таким образом пытались осуществить провокацию и поссорить наступающих союзников, добавил он. «Но тогда логично было бы, чтобы советские власти обязательно в кратчайший срок узнали бы о случившимся. Также высказываются предположения о связи спасательной операции, проводившейся шведским Красным Крестом и в частности миссией Фольке Бернадота с погрузкой немцами заключенных на «Кап Аркону» и другие суда», — отметил Хохлов.

Для людей, изучающих ту трагедию, доступны результаты расследования, проведенного в июне 1945 года британским майором Ноэлем Тиллом, сказал Хохлов. «И в них говорится о том, что информация о заключенных, содержащихся на судах в Любекской бухте, 2 мая 1945 года была передана представителям британского командования. В частности, она была передана генерал-майору Джорджу Филиппу Брэдли Робертсу, командующему 11-й танковой дивизией, наступавшей в районе Любека. Однако по неустановленным причинам она не была доведена до других подразделений действующей армии, которые в последние дни войны были нацелены на максимально быстрый захват ключевых центров», — добавил он.

Политической задачей было показать свое непосредственное участие в боевых действиях против Германии и не допустить контроля Красной Армии над территорией, позволяющей развить наступление в направлении Дании, пояснил Хохлов.

По словам историка, память жертв трагедии 3 мая 1945 года в России не увековечена должным образом. В германских городах Гревесмюлене и в Нойштадте-Пельцерхакене, где были погребены останки жертв трагедии, проводились дни памяти в память погибших. В музее Нойнштадта в 45-ю годовщину открылась постоянно действующая экспозиция, посвященная событиям в Любекской бухте.

«Эта история ещё раз подтверждает аксиому, что правду скрыть невозможно – рано или поздно она станет известна. Из множества разного масштаба трагедий состоит история войны. Сколько ещё таких трагедий могут остаться неизвестны, если кто-то в свое время не оставил о них воспоминаний или где-то в архиве не лежит документ, содержащий какую-то информацию о них?» — сказал Хохлов. Задача историков – изучать и рассказывать об этом всем остальным, добавил он. «Чем яснее мы себе представляем события той войны и сопереживаем им, тем меньше шансов, что они повторятся», — подчеркнул он.

Источник.












Информационно новостной блог.
На рассвете, 22 июня 1941 года, нацистская Германия пересекла границу Советского Союза. 

В тот день началась Великая Отечественная война, навсегда изменившая судьбы миллионов людей. Архивные кадры в цвете первых дней войны.

6 ноября 1941 — выступление Сталина на торжественном заседании по случаю 24-летия Октября на ст. метро «Маяковская». Выступление Сталин закончил словами: «Наше дело правое — победа будет за нами!»

 
Информационно новостной блог.




В ночь с 15 на 16 января 1943 года в Краснодоне казнили первую группу подростков из подпольной организации "Молодая гвардия", в возрасте от 15 до 22 лет. Юных подпольщиков фашистские каратели сбросили, расстрелянных и полуживых, в шурф шахты № 5.
Информационно новостной блог.
На 95-м году жизни скончался Семен Усачев, который 9 мая 1945-го расписался на Рейхстаге. Корреспондент газеты «Фронтовая иллюстрация» запечатлел момент, ставший иллюстрацией к одной из самых популярных открыток выпущенных к Дню Победы.


На фотографии молоденький солдат выводит мелом свою фамилию и дату «9.5.45. Усачев». 74 года назад эта фотография облетела весь мир. В 1985 году открытку со знаменитым снимком издали тиражом 1,5 миллиона экземпляров. В этом году журналисты издания «Родина» поздравляли фронтовика с Днем Победы, и он вспоминал, как был сделан снимок вошедший в историю Великой Отечественной войны:
Кто-то сунул мне в руку мел. Но я ведь роста невысокого, вот и попросил водителя «студебеккера» подъехать задом к стене. А сам встал на цыпочки на краешек борта и написал «9.5.45. Усачев» — первое, что в голову пришло. Да и много не распишешься, автомат тяжелый за спиной очень мешал. А уже вечером, когда уезжали обратно в расположение дивизии, увидел над куполом Рейхстага наше красное знамя. Победа!

Войну младший сержант Семен Усачев закончил командиром отделения связи 7-й батареи 3-го дивизиона 56-й пушечной артбригады 26-й артиллерийской дважды Краснознаменной ордена Суворова II степени дивизии.

В мае 1985 года Семену Ивановичу позвонили из местной газеты: мол, не тот ли вы Усачев с юбилейной открытки к Дню Победы, которая разлетелась по стране полуторамиллионным тиражом? Так ветеран с изумлением узнал, что сфотографировал его в тот день Анатолий Павлович Морозов, корреспондент газеты «Фронтовая иллюстрация».


Информационно новостной блог.
Как известно, нацистская Германия подписала капитуляцию с несколькими странами-победительницами – СССР, США, Великобританией и Францией. Тем не менее, не слишком известно, кого в основном поддерживали французы…

Маршал Петен с Гитлером

Есть очень много героических фильмов про «маки» – партизан французского Сопротивления. Кино довольно эпичное, и часто показывает тяжёлые бои между гитлеровской армией и местными повстанцами: такого масштаба и зрелищности, что «Игра престолов» обзавидуется. Наши ленты советского времени тоже прославляли жителей Франции как союзников – например, «Нормандия-Неман». Да, действительно: были и партизаны, и герои, и лётчики, воевавшие в советской армии. Однако замалчивается, сколько французов встало на сторону Гитлера. И в этом вся проблема…
Единственное убийство
Франция сдалась немецким войскам 22 июня 1940 года, продержавшись против бронетанковой армады нацистов лишь 43 дня. Вскоре в городе Виши было основано профашистское правительство во главе с маршалом Анри Петеном, после встречи с Гитлером провозгласившим курс на сотрудничество («коллаборацию») с Третьим рейхом.

Никакого сопротивления оккупантам во Франции не было больше года (!). Немцы спокойно гуляли по улицам французских городов, ели пирожные в кафе, развлекались в борделях. Лишь 21 августа 1941 года коммунист Пьер Жоржес застрелил офицера немецких ВМФ Антона Мосера в метро Парижа: это стало первым случаем убийства нациста во Франции. В остальном, французы охотно шли на работу к гитлеровцам.

В октябре 1940-го абвер (служба немецкой разведки) прекратил приём внештатных осведомителей во Франции: в стране и без того уже насчитывалось… 32 000 «стукачей», опутавших сетью все города, информируя оккупантов о «подозрительном поведении» соседей. 3000 французов записались в «Легион добровольцев против большевизма», и отправились воевать в СССР: эти части понесли тяжёлые потери под Москвой. В 1944 году была основана дивизия СС «Шарлемань» («Карл Великий») – туда вступили 7 000 французских граждан: по иронии судьбы, многие эсэсовцы из Франции в конце апреля 1945-го защищали в Берлине рейхстаг, и сложили там головы.

Плакат «Умереть в Берлине» с французским эсэсовцем

В 1943-м появилась так называемая «милиция»: вооружённые отряды по типу СС, состоящие из французов-добровольцев, боровшихся вместе с немцами с Сопротивлением и охотившихся за евреями (76 000 еврейских стариков, женщин и детей были отправлены в концлагеря, большинство назад не вернулось): за год в ряды «милиции» встали 45 000 боевиков. В 1941 году было создано «французское гестапо» (Carlingue) – следственные органы, помогавшие нацистам вычислять «врагов, семитов и коммунистов»: его возглавили два профессиональных уголовника, Анри Лафон и Пьер Лутрель, набрав в организацию 32 000 бывалых бандитов, чьей обязанностью было мучить, расстреливать и убивать.

«Милиция» ведёт пленных партизан

Разнятся данные о том, сколько конкретно французов служило в вермахте – называлась минимальная цифра в 100 тысяч (!) коллаборантов: в любом случае, в советский плен попало 23 000 граждан Франции, воевавших против нас на Восточном фронте.

Охотники на евреев
Губернаторы французских колоний в Индокитае, Африке и на арабском Востоке тоже поддержали союз с Третьим рейхом. Уже в сентябре 1940-го года союзники потерпели поражение в Сенегале, попытавшись захватить город Дакар – возлюбившие Гитлера французы потопили 3 корабля и сбили 6 самолётов Великобритании. Правда, везение вскоре закончилось. 35 000 «солдат Виши» вступили в бой с англичанами в Сирии и Ливане летом 1941-го, в боях были убиты и ранены 10 000 человек. «Вишистов» разгромили. То же самое случилось и в Алжире. Только там сопротивление оказывали 60 000 французских военных – в ноябре 1942 года англо-американские войска в рамках операции «Факел» уничтожили эту группировку, взяв большинство французов в плен. 8 000 солдат «режима Виши» целых полгода обороняли от наступления англичан остров Мадагаскар, пока не иссякли боеприпасы, и не пришлось сдаться.

Антисемитская пропаганда в Париже

Таким образом, по самым скромным подсчётам, на стороне нацистской Германии в той или иной роли («стукачи», гестапо, милиция, вермахт, СС, колониальные войска) оказалось 322 000 (!) французов. Мягко говоря, немало. Не считая ещё и тех, кого у нас называли «полицаями», то есть police nationale – я не нашёл их точного числа, но сугубо в Париже 9 000 французских полицейских участвовали в облавах на евреев. Сколько же всего их было? И эти люди не просто сидели где-то на лавочке в тылу, переодевшись в немецкую форму. Они пытали, казнили, убивали, отправляли в концлагеря, воевали на фронте. Интересно, много ли народа тогда состояло в Сопротивлении? О, вот тут начинаются другие цифры.

Испанцы, немцы, русские
Организация генерала Шарля де Голля «Свободная Франция», базировавшаяся в Лондоне, в 1940-м году насчитывала всего…7 000 человек. А вот через три года, после поражения Германии под Сталинградом и на Курской дуге, когда перелом в войне стал очевиден, туда стали приходить добровольцы – летом 1943 года в «Свободной Франции» сражалось 39 000 коренных французов: увы, в 2,5 раза меньше, чем в вермахте.

Относительно партизан – «маки» – собственно, Сопротивление стало массовым тоже в 1943-м, после крупных неудач нацистов на Восточном фронте: немцы принялись угонять молодёжь на работу в Германию, французы скрылись в лесах и горах – среди повстанцев большинство людей были в возрасте до 30 лет. Начались массовые атаки на вермахт и СС, сотнями уничтожались поезда и бронемашины. Летом 1944-го, к началу высадки союзников во Франции, численность партизан-«маки» составляла 135 000 человек (именно вооружённых бойцов, не считая «сочувствующих»). Их них 60 000 были испанскими республиканцами, сбежавшими от режима Франко воевать с фашистами, 2 000 – немецкими коммунистами, 3 000 повстанцев являлись советскими гражданами: военнопленными или эмигрантами, перебравшимися во Францию после гражданской войны в России.

Разумеется, едва немцев выбили из Парижа, число и «маки», и солдат «Свободной Франции» резко возросло – до целого миллиона(!): легко и безопасно примыкать к тем, кто побеждает. А вот до лета 1941 года среди французов не было даже зачатков партизанского движения. Одни спокойно, а другие и весьма любезно относились к оккупации. Получается, за Гитлера воевало куда больше граждан Франции, чем против.

Я категорически против того, чтобы умалять заслуги отрядов французского Сопротивления, закопавшего тысячи солдат вермахта на своей земле, боровшегося за свободу своей Родины, французских партизан, отдавших за это жизни: в том числе и замученного пытками гестапо главы Сопротивления Жана Мулена. Но и замалчивать очевидный факт, что под знамёна со свастикой изначально встало куда больше французов, чем в ряды «Свободной Франции», тоже не следует. Ситуация поменялась в 1943 году, когда десятки тысяч солдат колониальных войск «вишистов» стали переходить к американцам, а молодёжь стекаться в партизанские отряды. До этого времени Франция фактически являлась союзником Адольфа Гитлера. Печально, но ведь чистая правда.

Георгий Зотов

Источник.
Информационно новостной блог.
20 апреля 1889 года в деревушке Рансхофен на северо-западной границе современной Австрии с Германией в семье 51-летнего отставного таможенника Алоиса Гитлера и его третьей жены Клары появился на свет самый ужасный человек XX века. Всем известны чудовищные преступления Адольфа Гитлера, совершенные им против граждан многих стран Европы в 1930-1940 годах. «Газета.Ru» рассказывает, кем он был до того, как превратился в монстра.



Худощавый, бледный, серьезный молодой человек с хорошими манерами и аккуратным внешним видом, одетый всегда просто, но изящно — так описывали Гитлера-юношу близко знавшие его люди. Серый в крапинку костюм органично дополняли белая рубашка и черные перчатки, трость с рукояткой из слоновой кости и цилиндр. Школу он не любил, скорее, терпел как неизбежную повинность. Имел оценку «отлично» только по рисованию. Изобразительным искусством, как известно, Гитлер не просто жил — бредил. Однако так и не стал своим в городе художников и поэтов Вене. Одни говорили — из-за отсутствия таланта. Другие шептали, что Гитлера в искусстве попросту не успели оценить.
Не подлежат сомнению ораторские способности грозы Европы. Говорить он любил с детства, делал это красиво и изысканно. Произнесенные им фразы цепляли. Гитлеру не требовалось общение, он почти не допускал диалога, а его речь неизменно превращалась в длинный монолог. Он хотел, чтобы его слушали. Не терпел возражений или обсуждений. Гитлер был далеко не самым образованным мальчишкой. Однако уверенность в собственных убеждениях у него зашкаливала.
В период жизни в Линце юный Гитлер часто посещал спектакли и делал наброски для нового театрального здания.
На дворе — первые годы XX века. Особенно ему нравились опера Рихарда Вагнера и драма Фридриха Шиллера. Разгуливая по комнате, будущий диктатор вдохновенно напевал из «Лоэнгрина»: «Прощай! Прощай, о лебедь мой!» Тогда Гитлера еще не волновали вопросы национальной принадлежности. Партийные архивисты, собиравшие в конце 1930-х материалы о юности фюрера, испытали глубокий шок, когда узнали, что практически все его любимые артисты были евреями. Из художников прошлого Гитлер особенно почитал Ансельма фон Фейербаха и рисовавшего виды Вены Рудольфа фон Альта. Среди современников выделял одного из основоположников модерна в Австрии Альфреда Роллера и изображавшего жизнь монахов Эдуарда фон Грютцнера. Много позже 30 его полотен перекочевали в коллекцию Гитлера, рассказывал личный фотограф Генрих Гофман. А вот экспрессионисты вызывали у юноши стойкое отвращение.
Известный друг Гитлера, сблизившийся с ним в Линце на почве общих музыкальных интересов, Август Кубичек подчеркивал в своих мемуарах, что огромное впечатление на того произвела вагнеровская опера «Риенци, последний трибун». Особенно понравились Адольфу антураж постановки, обилие захватывающих массовых сцен и частые выкрики «Хайль!» Сын трактирщика и прачки Кола ди Риенцо, фанат античности, пытавшийся в XIV веке объединить раздробленную Италию вокруг Рима, но свергнутый и убитый, стал кумиром Гитлера.

Кубичек писал и о том, как после спектакля 16-летний Гитлер отправился вместе с ним к горе Фрайнберг. До самого утра молодые люди бродили по городу, и Адольф «в ярчайших красках» описывал другу «будущее немецкого народа». Гитлер мечтал, чтобы его принимали за реинкарнацию Риенцо. Однажды он якобы произнес в присутствии Кубичека: «Хочу стать народным трибуном». А в 1906 году Гитлер впервые влюбился. Избранница была старше на два года, имела много поклонников, в том числе среди военных, и, конечно, даже не смотрела в сторону субтильного юноши, который лишь украдкой смел бросать на нее робкие взгляды. С этой девушкой, Штефани, Гитлер так ни разу и не заговорил.
После кукольного Линца он тяжело приживался в столице империи.
Габсбургская архитектура, электрическое освещение улиц, автомобили — все здесь казалось провинциальному ценителю прекрасного диковинным и чужим.
Наверное, из Гитлера мог получиться неплохой искусствовед. Вену он рассматривал как уникальную сокровищницу мировых шедевров. Имея в кармане несколько геллеров, паренек знакомился с достопримечательностями, жадно впитывал информацию об исторических памятниках и театрах.
«Я отправился в Вену, чтобы познакомиться с картинной галереей в Придворном музее, но само здание музея заинтересовало меня гораздо больше. Целыми днями, с раннего утра до позднего вечера, я бегал от одной достопримечательности к другой, меня занимали только архитектурные сооружения. Я мог часами стоять перед оперой, часами любоваться парламентом: вся Рингштрассе казалась мне чудом из «Тысячи и одной ночи», — писал Гитлер в своей запрещенной в России автобиографии «Моя борьба».
О своих впечатлениях Гитлер воодушевленно рассказывал оставшемуся в Линце Кубичеку.
«Внутренность дворца не кажется возвышенной. Снаружи могущество и величественность, серьезность произведения искусства, но внутри чувствуешь скорее восхищение, чем достоинство. Только когда по залу разливаются мощные волны звука и шепот ветра уступает место их страшному рокоту, начинаешь ощущать душевный подъем забываешь о золоте и бархате, которыми здание перегружено изнутри», — сообщал он в одной из открыток для друга.
Мечтам Гитлера было не суждено сбыться: он дважды проваливался при поступлении в Академию изобразительных искусств. Крушение карьеры художника озлобило молодого человека. В этот момент в разговорах Гитлера начали проступать нотки антисемитизма.
Пытаясь пережить неудачу, он замыкался в себе, рвал отношения с приятелями и менял места проживания.
К литературе же Гитлер был в основном равнодушен. Хаманн Бригитта в своем исследовании «Портрет диктатора в юности», основываясь на мемуарах разных людей, предполагает, что он, конечно, мог козырнуть цитатой из Гете, Данте или Ницше, подсмотренной в националистических газетах, но в целом не увлекался чтением классики – уже тогда ему были интереснее и понятнее статьи близкой по духу прессы, брошюры и воззвания партий, — одним словом, политическая печать. Так что знакомство Гитлера с фундаментальными произведениями происходило при помощи газет и театра. Ему было проще посмотреть «Фауста», чем прочитать.
Довоенная Вена выпестовала как минимум четырех будущих лидеров Европы. В 1912-1913 годах помимо будущего нациста здесь жили революционер-теоретик Лев Троцкий и революционер-практик Иосиф Сталин, бежавшие из ссылок в России, а также молодой рабочий из Хорватии Иосип Броз, трудившийся на ниве автопроизводства. В будущем под псевдонимом Тито он получит известность как бессменный президент Югославии. Троцкий, Гитлер и Тито, каждый на своем историческом отрезке, будут являться главными врагами Сталина.
А тогда, проживая приблизительно в одном районе, они вполне могли пересекаться, например, в булочной или прачечной, даже не догадываясь, какая судьба ждет каждого из них.
Кстати, впоследствии идеолог перманентной революции Троцкий очень плохо относился к Гитлеру и жестко критиковал идеи национал-социализма. Особенное возмущение опального большевика вызывало в 1939 году резкое сближение нациста со Сталиным. Как вообще допустимо соглашение рабочего государства с фашистским? Соглашение с империалистической страной является соглашением с рабовладельцами и эксплуататорами! – бушевал Троцкий по поводу пакта о ненападении.
Любопытно, что Гитлер, по всей видимости, испытывал к создателю Красной армии большое личное уважение. Как вспоминал биограф фюрера Конрад Гейден, однажды Гитлер за столом поинтересовался у окружающих, читали ли они воспоминания Троцкого «Моя жизнь». Со всех сторон послышались возгласы негодования: «Да! Отвратительная книга! Это мемуары сатаны!»
«Отвратительная? — переспросил Гитлер, заставив всех замолчать и напряженно ловить окончание фразы. — Блестящая книга! Какая у него голова! Я многому у него научился».
Информационно новостной блог.
Коли уж я на днях упомянул про службу поляков в Вермахте, то было бы несправедливо позабыть про остальных. На самом деле на стороне Гитлера реально воевала вся Европа.
1. Но начнем с самого западного союзника - франкистской Испании, которая несмотря на свой формальный нейтралитет все же прислала на Восточный фронт свою "Голубую дивизию".

Испанцы воевали против Красной Армии под Новгородом до октября 1943 г. и удостоились от своих немецких "коллег" довольно высокой оценки. После расформирования "Голубой дивизии" многие из ее бойцов перешли в "Германский иностранный легион". Кстати, в окруженном Берлине до капитуляции сражалось 7000 испанцев.
2. Ну и понятно трудно не упомянуть финнов под руководством столь любимого некоторыми нашими государственными деятелями маршалом Маннергеймом. Финнам удалось оккупировать огромную часть Карелии, и даже районы Ленинградской и Вологодской областей. По отношению к русскому населению финны вели себя хуже немцев, в Карелии они додумались отправить за колючую проволоку всех русских мужчин с 15 летнего возраста. Воевать с финнами было крайне тяжело и лишь летом 1944 г. удалось отбить у них часть захваченной территории, после чего между СССР и Финляндией было заключено перемирие.
3. Также на Восточном фронте служило несколько венгерских дивизий, которые тоже проявляли в боях довольно завидное упорство. Кстати, по-моему, венгры были последним из саттелитов, кто сложил оружие. В какой-то мере это проявилось через 11 лет после войны, когда в Венгрии начался антисоветский мятеж.
4. Ну а теперь об одной из наиболее многочисленных армий. Правда, боеспособностью они особо не отличались, больше предпочитали заниматься гражданским населением. Это румынская армия. Всего на русском фронте их воевало более 340 000.
5. Ну, конечно, итальянцы. Самые многочисленные союзники Фашистской Германии. Правда, как и румыны боевитостью не отличались.
6. Французы. Ох, не зря немецкий фельдмаршал Кейтель сокрушался при виде французской делегации на подписании капитуляции: "Что и французам мы проиграли?!". За временной отрезок с июля 1941 года по июнь 1944 года с просьбой о вступлении в Легион Французских добровольцев обратилось 13 тыс. человек, но принято было в Легион не более половины из добровольцев: остальных отсеяли немецкие доктора. Особо французы отличились при антипартизанских действиях в Белоруссии и при защите Рейхстага. Точных цифр о том, сколько же французов воевало против СССР на Восточном фронте, нет, есть только данные о пленных французах – в советском плену было 23 136 человек граждан Франции.
7. Чехи и словаки. Ну эти эти "гномы" немецкой танковой промышленности потрудились больше над "выковыванием" для Гитлера оружия.  В марте 1939 года Чехословакия производила 40% оружия во всем мире. Ежемесячно заводы Чехословакии производили: 1600 станковых и 3000 ручных пулеметов. 130 тысяч винтовок. 200 орудий. 7000 минометов и гранатометов. До ста танков и самолетов. В марте 1939 года вермахт получил одномоментно: 582 самолета. 581 противотанковое орудие 2175 полевых и пехотных орудий 735 минометов. 468 танков. 43876 пулеметов. 114 тысяч пистолетов. 1 миллион 20 тысяч винтовок. Тем не менее, в июне 1941 президент Протектората Богемия и Моравия Эмиль Гаха выступил с предложением сформировать Чешский добровольческий легион. Видимо, по старой привычке решили пограбить Транссиб. Немцы отказали. тогда несколько сот чехов из нацисткой организации "Влайка" добровольно ушли служить в вермахт. Известно также, что около 30.000 чешских подростков служило как помощники Люфтваффе. Ну а теперь про словаков отдельно: с началом Великой Отечественной войны словаки отправили в СССР Экспедиционную армейскую группу - 41739 человек. Также в люфтваффе служило - 2000 человек.
8. Бельгийцы отправили к нам под Ленинград "Фламандский легион СС", численность его, правда, была невелика - всего 875 человек. Но стоит отметить, что бельгийцы вместе с голландцами и норвежцами составили еще и 5 танковую дивизий "Викинг". Так что точное количество бельгийцев, пришедших к нам "в гости", назвать сложно. К примеру в полку СС-Штандарте "Нордвест" служило 1400 голландцев, 400 фламандцев и 108 датчан.
9. Под Новогородом отметился легион "Нидерланды", в котором служило около 3 тысяч голландцев.
Конечно, я не упомянул болгар (котрые, правда, не участвовали в боях против России, зато отметились в Югославии), албанцев, служивших в 21-й дивизии СС "Скандерберг", норвежцев, воевавших под Ленинградом и Псковом, и даже индусов, составивших Индийский добровольческий легион, в который входило 3500 бойцов. Надо отметить, что индусы в основном действовали во Франции.
Ну про эстонцев, латышей, литовцев, а также других братьев-небратьев упоминать не буду. Про них и так все знают.
Владимир ГЛИНСКИЙ.