Articles by "история"
Показаны сообщения с ярлыком история. Показать все сообщения
Информационно новостной блог.


Британские военные во время парада в Берлине. 13 июля 1945 года. Фото © AP Photo

Английские военные, преследуя политические цели, в начале мая 1945 года разом зверски уничтожили немецкие корабли с несколькими тысячами беззащитных узников нацистских концлагерей, большинство которых составляли советские военнопленные, а над выжившими гражданами СССР англичане позже издевались, об этом рассказал РИА Новости историк спецслужб Дмитрий Хохлов и раскрыл ранее неизвестные подробности той трагедии.

В понедельник исполнилось 76 лет со дня трагедии, произошедшей 3 мая 1945 года в Любекской бухте в Балтийском море (вошедшей в историю как гибель лайнера «Кап Аркона»). Тогда авиация британских ВВС атаковала немецкие суда с узниками концлагерей. Среди погибших от английских бомб, ракет и снарядов, были представители более 25 национальностей, уроженцев не только СССР, но и США, Великобритании, Германии, Франции, Канады, Италии, Чехии, Польши, прибалтийских и скандинавских стран, Греции, Сербии и других. Их останки продолжали находить на побережье в течение нескольких десятилетий.

Количество людей, погибших в результате той трагедии, по разным подсчетам, составляет от 7 до 12 тысяч человек, что сопоставимо с численностью личного состава стрелковой дивизии или, например, с потерями союзных войск при высадке на Сицилии, или с потерями Красной Армии в Новороссийской операции, рассказал Хохлов. «По масштабам потопление «Кап Арконы» считается четвертой морской катастрофой в истории человечества», — подчеркнул он.

Количество выживших узников с «Кап Арконы», по разным источникам, оценивается от 310 до 350. Также имеются сведения, что лишь 140 советским гражданам удалось спастись. Температура воды в тот день не превышала семи градусов, отметил Хохлов.

Письмо спасшегося узника

В 1960-1970-х годах о трагедии 3 мая 1945 года широкой общественности впервые стало известно благодаря публикациям в СССР и за рубежом, говорит Хохлов. Затем обнародовались различные дополнительные свидетельства, а сейчас имеются новые подробности событий 76-летней давности.

Как рассказал Хохлов, в материалах переписки министерства государственной безопасности СССР с управлением уполномоченного Совета министров СССР по делам репатриации советских граждан за 1949 год обнаружилось письмо, составленное одним из непосредственных участников трагедии 3 мая 1945 года Василием Саломаткиным (1919-1999).

В сентябре 1939 года Саломаткин участвовал в освобождении Западной Белоруссии, до начала Великой Отечественной войны служил в войсках особого Белорусского округа. С 22 июня по 12 октября 1941 года участвовал в боях с фашистами под Могилевом, на Днепре, под Ярцево (Смоленская область) и под Вязьмой, где в ночном бою был тяжело ранен и пленен. Находился в нацистских лагерях в оккупированных Смоленске и Минске, с апреля 1942 года – в лагере в городе Кальвария (Литва). Оттуда бежал, был пойман в Западной Польше, направлен в штрафной лагерь в район германского города Ганновера. Затем его перевели в концлагерь Нойенгамм, расположенный в 30 километрах юго-восточнее германского Гамбурга.

«Письмо Василия Филипповича Саломаткина от 2 мая 1949 года – это самое раннее на данный момент обнаруженное в архивах документальное свидетельство, раскрывающее подробности трагедии, полученное советскими властями», — отметил Хохлов. 14 мая 1949 года копия этого письма была направлена начальнику 2-го Главного управления МГБ СССР (контрразведка и борьба с антисоветскими элементами) генерал-майору Евгению Питовранову.

Среди исторических источников о трагедии 3 мая 1945 года письмо Саломаткина имеет особую ценность, поскольку составлено им самим, ранее не публиковалось, не подвергалось литературной обработке и редактированию, а также содержит неизвестные детали об отношении английской военной администрации к спасшимся заключенным, подчеркнул Хохлов.

Он привел для РИА Новости отдельные, наиболее информативные фрагменты этого документа.

«Двадцать девятого апреля 1945 года эсэсовское командование, чувствуя приближение войск союзников к концлагерю Нойенгамма (около Гамбурга), вывезло всех концентрационеров, могущих мало-мало передвигаться, в город Любек (германский порт на Балтийском море – ред.). Нас таковых насчитывалось 12 тысяч человек. Подавляющее большинство были русские военнопленные», — писал Саломаткин.

Заключенных везли под усиленной охраной эсэсовцев до Любека на поезде целые сутки, пить и есть совсем ничего не давали. В Любеке узников посадили на баржи и под усиленной охраной солдат и катеров вывезли по Любекской губе на Балтийской море, где стояли два небольших и один большой океанских корабля.

«На два первых посадили примерно по 2 тысячи заключенных. Название одного корабля было «Тильбек», а другого сейчас не помню (вторым было судно «Дойчланд» — ред.). На большой океанский корабль, на котором находился я, посадили 8 тысяч заключенных. Этот корабль имел название «Кап Аркона». Командование на кораблях было эсэсовское», — вспоминал Саломаткин.

Зверская расправа

Дальнейшие события, согласно письму Саломаткина, развивались так. 3 мая английские войска подошли к городу Нойштадту недалеко от Любека и предъявили капитуляцию к полудню. Нойштадту капитуляцию принял. Затем англичане предъявили капитуляцию кораблям, на которых находились узники концлагеря. Суда находились в 6 километрах от Нойштадта.

«Эсэсовское командование кораблей капитуляцию отклонило. Тогда вылетает английская авиация в большом количестве самолетов и начала бомбить корабли… Корабли, на которых находились мы, не сделали ни одного ответного выстрела по самолетам английской авиации», — писал Саломаткин. По его словам, всю панораму бомбардировки он наблюдал лично.

«Первой жертвой бомбежки оказался «Тильбек». Он сразу же загорелся и начал тонуть. Заключенные, кто смог вылезти из корабля, прыгали в воду. После того, как первая английская бомба попала в «Тильбек», эсэсовское командование корабля «Кап Аркона», на котором находился я, выбросило белый флаг, означающий капитуляцию», — вспоминал Саломаткин. Заключенные, находившиеся на палубе, сняли с себя нижние белые рубашки и начали махать ими, делая знак английским летчикам, что корабль сдается, принимает капитуляцию.

«Но английские летчики, подобно фашистским, не признавая ничего, не обращая внимания на белый флаг на корабле, не обращая внимание на размахивание людей, находящихся на палубе, белыми рубашками, просящих пощады, сохранения жизни, продолжали бомбить корабли. Бомбежка происходила на очень малой высоте», — рассказывал Саломаткин. «Английские летчики видели все ужасы своей бомбежки и продолжали чинить её ещё больше, не обращая (внимание) ни на какие мольбы людей. Английские летчики по своим зверским расправам нисколько не отличались от фашистских летчиков-варваров», — добавлял он.

О том, как дальше развивались трагические события, Саломаткин писал так: «Второй жертвой после «Тильбека» оказался второй небольшой корабль. Затем бомба попала на корму корабля «Кап Аркона», я в это время находился на носу корабля. Эсэсовское командование в это время сбросило лодки на воду и уехало. На корабле «Кап Аркона» поднялась паника среди заключенных. Заключенные потоком устремились на верхнюю палубу».

Как вспоминал Саломаткин, в это время вторая бомба попала в середину корабля, он загорелся и начал тонуть.

«Вследствие паники заключенные стремились вылезти на палубу, один одного с лестницы сталкивал и поэтому не могли вылезти на палубу и остались в корабле и с кораблем затонули. Я после попадания второй бомбы в корабль «Кап Аркона» вместе с другими русскими заключенными пленными бросился с корабля в воду», — добавлял Саломаткин.

Но и это было ещё не все.

«Примерно в километре от места затопления корабля «Кап Аркона» появились торпедные катера. Увидев их, мы устремились плыть к ним навстречу, думая, что они нас подберут и спасут. Оказалось обратное. Солдаты, находящиеся на катерах, стояли и расстреливали из автоматов плывущих заключенных. Меня участь гибели (от) солдатской пули из автоматов спасла, потому что я не успел доплыть ближе к катеру, как это сделали другие, а находился я примерно метрах в 400 от катера», — рассказывал в письме Саломаткин.

«Видя такое дело, я повернул обратно и взял направление на берег. Берег еле-еле было видно. Плыл я без вспомогательных средств, при помощи своих рук и ног. Я тоже бы не выплыл бы на берег, как другие, но на мое несчастье пришло счастье, я проплыл уже порядочное расстояние, и начался прилив моря к берегу, это меня спасло», — вспоминал он.

По словам Саломаткина, в это время он уже совсем выбился из сил, и его волнами прибивало к берегу. «Я был в полусознательном состоянии. Я видел сквозь свои туманные глаза на берегу белые здания, движения людей, но я не мог различить мужчину от женщины. И когда я ударился грудью о берег, от радости я совсем потерял сознание. В это время наши русские концентрационеры, которые были посильнее меня, были уже на берегу, и они вытащили меня с берега моря и начали откачивать, и когда они меня привели немного в чувство, отправили в госпиталь. В это время там были англичане», — добавлял Саломаткин.

Издевательства со стороны союзника

Но испытания для выживших людей продолжились и на суше.

«Если про бомбардировку судов с узниками нацистских лагерей раньше уже писали и за рубежом, и у нас, то о том, что пережили спасенные, можно узнать только из рассказа Саломаткина», — поясняет Хохлов.

«После выхода из госпиталя я был в лагере спасшихся. Англичане относились к нам не так как положено. Они загнали нас в тесные помещения, кормили очень плохо, одной консервированной немецкой брюквой и шпинатом. Когда мы однажды запротестовали и не приняли пищу и требовали настоящей пищи, тогда нам ответили, что вы и этого не стоите, и двух человек заключенных забрали с собой, предъявили им саботаж и посадили их в тюрьму. Судьбу их так я и не знаю. Я уехал из лагеря, а они остались в тюрьме», — так продолжал Саломаткин свое письмо в мае 1949 года.

Тогда советские заключенные написали жалобу о плохом питании на имя генерал-полковника Филиппа Голикова – уполномоченного советского правительства по делам репатриации советских граждан из Германии и оккупированных ею стран.

«Через некоторое время коменданта города (Нойнштадта) сменили, и питание улучшилось, но все равно не отвечало требованиям, которые были выдвинуты на Ялтинской конференции, чтобы наши военнопленные пользовались пайком английского солдата», — писал Саломаткин.

«Действительно, 11 февраля 1945 года на Крымской конференции было заключено «Соглашение относительно военнопленных и гражданских лиц, освобожденных войсками, находящимися под советским командованием, и войсками, находящимися под британским командованием». Статья 1 соглашения предусматривала защиту освобожденных советских граждан», — рассказывает Дмитрий Хохлов.

А 21 марта 1945 года британский премьер-министр Черчилль даже обращался к советскому лидеру Сталину с посланием, в котором, в частности, говорилось: «Нет вопроса, к которому британская нация проявляла бы большую чувствительность, чем вопрос об участи пленных, находящихся в немецких руках, и об их быстром освобождении из заключения и возвращении на родину. Я был бы весьма благодарен, если бы вы лично рассмотрели этот вопрос, поскольку, я уверен, вы пожелаете сделать для наших людей все от вас зависящее, так же как я могу заверить вас, мы это делаем для ваших людей по мере того, как они попадают под наш контроль».

Спустя два дня Сталин ответил Черчиллю: «Что касается британских военнопленных, то у вас нет оснований беспокоиться о них. Они находятся в лучших условиях, чем находились советские военнопленные в английских лагерях, где они в ряде случаев подверглись притеснениям вплоть до побоев».

Отношение английской военной администрации Нойнштадта к памяти о погибших Саломаткин обрисовал в своем письме.

По его рассказу, некоторое время спустя с моря от потопленных кораблей начали приплывать трупы заключенных. Советские заключенные собрали комиссию, чтобы похоронить погибших с воинскими почестями в братской могиле, и обратились за помощью к английскому офицеру – коменданту Нойнштадта.

Но комендант, по словам Саломаткина, в итоге отказал советским гражданам. «Ничего я вам не дам, идите, хороните, как знаете и делайте сами какие можете почести, у меня для вас ничего нет. Так отнеслись англичане к нам – русским союзникам. И как мы смогли, так и сделали почести нашим товарищам, явившимся жертвой английской авиации. Так относились к нам англичане», — писал Саломаткин.

Он в своем письме приводил и второй эпизод, красноречиво показывавший истинное и притом противоположное отношение англичан к советским и немецким военнопленным.

«В это время англичане нагнали в город немецких военнопленных. Они ходили свободно, разгуливали, нападали и избивали наших спасшихся военнопленных, угрожали нас всех перерезать ночью, ибо они ходили с холодным оружием. После этих угроз мы пошли к английскому коменданту и заявили об этом», — написал Саломаткин. «Комендант только усмехнулся и никаких действенных мер не принял. Не получив удовлетворяющего ответа, пришли в лагерь и в лагере объявили своим людям, чтобы они достали оружие для самозащиты. Достав оружие, мы установили в лагере свою охрану и охраняли лагерь от нападения немцев. В таких условиях мы находились у англичан», — добавил он.

По словам Саломаткина, позже его взяли в военную миссию по репатриации советских граждан, где он «сталкивался с вопиющими фактами, являющимися враждебными Советскому Союзу». «Англичане выступали среди наших военнопленных, призывали не возвращаться в Советский Союз, особенно это было среди украинцев, латышей, эстонцев», — писал Саломаткин.

Политический расчет англичан

Хохлов рассказал, почему нацисты вывезли узников концлагеря в море, и что могло заставить англичан совершить чудовищное зверство.

«Возможно, агонизирующий нацистский режим готовил к затоплению суда с военнопленными, пытаясь таким образом быстро избавиться от нежелательных свидетелей его преступлений. Начальник гамбургской полиции Георг-Хеннинг фон Бассевиц на Нюрнбергском процессе рассказал об этом», — говорит Хохлов. По его мнению, также в пользу этой версии говорит и то, что изношенные механизмы лайнера были неспособны выдержать ещё один рейс. «Тем не менее, обстановка на фронте развивалась так стремительно, что при подходе британских войск у заключенных оставался шанс выжить», — добавляет собеседник агентства.

Но англичане, в свою очередь преследуя политические цели, сконцентрировали все возможные усилия на овладении Любеком, указывает Хохлов.

Черчилль в те дни писал своему министру иностранных дел Идену: «Считаю приоритетным, чтобы Монтгомери взял Любек как можно скорее… Наше прибытие в Любек раньше русских друзей из Штеттина избавит в дальнейшем от множества споров». «Расстояние между этими городами составляет около 260 километров, то есть даже при сопротивлении противника Красная Армия могла пройти его примерно за две недели», — поясняет Хохлов.

По его словам, тем самым «политический расчет положил тысячи жизней, чудом выживших в нацистских лагерях пленных, между британским молотом и немецкой наковальней». Со 2 по 4 мая немецкие порты подверглись массированной бомбардировке британской авиации.

Вокруг трагедии 3 мая 1945 года до сих пор строится много конспирологических предположений, отметил Хохлов. В том числе существует мнение, что нацисты таким образом пытались осуществить провокацию и поссорить наступающих союзников, добавил он. «Но тогда логично было бы, чтобы советские власти обязательно в кратчайший срок узнали бы о случившимся. Также высказываются предположения о связи спасательной операции, проводившейся шведским Красным Крестом и в частности миссией Фольке Бернадота с погрузкой немцами заключенных на «Кап Аркону» и другие суда», — отметил Хохлов.

Для людей, изучающих ту трагедию, доступны результаты расследования, проведенного в июне 1945 года британским майором Ноэлем Тиллом, сказал Хохлов. «И в них говорится о том, что информация о заключенных, содержащихся на судах в Любекской бухте, 2 мая 1945 года была передана представителям британского командования. В частности, она была передана генерал-майору Джорджу Филиппу Брэдли Робертсу, командующему 11-й танковой дивизией, наступавшей в районе Любека. Однако по неустановленным причинам она не была доведена до других подразделений действующей армии, которые в последние дни войны были нацелены на максимально быстрый захват ключевых центров», — добавил он.

Политической задачей было показать свое непосредственное участие в боевых действиях против Германии и не допустить контроля Красной Армии над территорией, позволяющей развить наступление в направлении Дании, пояснил Хохлов.

По словам историка, память жертв трагедии 3 мая 1945 года в России не увековечена должным образом. В германских городах Гревесмюлене и в Нойштадте-Пельцерхакене, где были погребены останки жертв трагедии, проводились дни памяти в память погибших. В музее Нойнштадта в 45-ю годовщину открылась постоянно действующая экспозиция, посвященная событиям в Любекской бухте.

«Эта история ещё раз подтверждает аксиому, что правду скрыть невозможно – рано или поздно она станет известна. Из множества разного масштаба трагедий состоит история войны. Сколько ещё таких трагедий могут остаться неизвестны, если кто-то в свое время не оставил о них воспоминаний или где-то в архиве не лежит документ, содержащий какую-то информацию о них?» — сказал Хохлов. Задача историков – изучать и рассказывать об этом всем остальным, добавил он. «Чем яснее мы себе представляем события той войны и сопереживаем им, тем меньше шансов, что они повторятся», — подчеркнул он.

Источник.












Информационно новостной блог.




Мария Склодовская родилась в благородной польской семье 7 ноября 1867 года в Российской империи. Читать Маня – как её называли близкие – научилась в 4 года. И очень рано начала проявлять интерес к книгам по физике и математике.


В те времена в России женщина не могла получить высшее образование – запрещал Университетский устав. Поэтому учиться Мария поехала в Париж, имея в активе лишь варшавскую гимназию, оконченную с золотой медалью, опыт работы гувернанткой и блестящие способности. В 24 года Мария знала, помимо польского и русского, латинский и греческий языки, говорила по-французски, по-немецки и по-английски. Конечно же, она поступила! На факультет естественных наук Сорбонны.


Мария получила два диплома лицензиата с отличием, по физике и по математике. На способную выпускницу обратили внимание: Общество поощрения национальной промышленности поручило ей исследовать магнитные свойства различных сортов стали.


Для проведения этой работы было необходимо найти пространство. И профессор Ковальский познакомил Марию Склодовскую с Пьером Кюри, молодым многообещающим физиком, в надежде, что тот поможет ей найти необходимое помещение для проведения экспериментов.


Молодые люди сразу понравились друг другу, и вскоре Пьер сделал Мари предложение. Через два года после свадьбы Мари родила дочь, Ирен.


Мари успевала сидеть с ребёнком и одновременно заниматься наукой. Тема нового исследования пришла неожиданно. Внимание Мари привлекло таинственное излучение урановой руды – более мощное, чем у чистого урана. Что, если в руде скрыт новый, неизвестный науке элемент? Для экспериментов требовалась лаборатория. Но руководство Сорбонны отказалось выделить помещение. Тогда Мари и Пьер заняли старый сарай – во дворе медицинского факультета. Он когда-то был институтским моргом.


Средство от всех болезней

Четыре года Кюри пытались выделить из урановой руды неизвестный излучающий элемент. В сентябре 1902-го Мари удалось выделить 0,1 г чистой соли нового вещества. Они с Пьером назвали его «радием».


Так начался путь Марии Кюри к диагнозу «апластическая анемия», смерти и… к бессмертию.


«За много лет работы в неприспособленных условиях, в этом их протекающем сарае, где они получали радий, Мари заработала большую дозу облучения. Попадая в организм, радий какое-то время циркулирует по крови, потом откладывается в костях. Но опасно не столько облучение костной ткани, сколько костного мозга», – рассказывает преподаватель учебно-научного центра радиационного и экологического контроля экологического факультета РУДН, эксперт программы «Клинический случай» на телеканале «Доктор» Ольга Максимова.


В 1903 году Мари защитила диссертацию по теме «Исследование радиоактивных веществ». На ужине в честь этого события Пьер гордо показал собравшимся колбу со светящейся солью радия. Обычно эта колба висела в их спальне как ночник. Если 10 минут подержать колбу в руке, получается лёгкий ожог. Любопытный эффект!


В результате ожогов, которые она постоянно получала во время работы, Мария Кюри пришла к выводу, что есть возможность удалить поверхностную опухоль при помощи радия.


Кюритерапия – именно так, в честь Мари Кюри, назвали новое направление в лечении злокачественных новообразований, основанное на использовании радиоактивного излучения. Сегодня это называется лучевой, или радиотерапией.


Укладки, содержащие радиоактивный компонент, применяются в онкологии до сих пор. Только в качестве источника излучения используется уже не дорогостоящий радий, а, например, кобальт-60.


Первые успехи в лечении опухолей посредством радиации породили всеобщий ажиотаж: публика увидела в радии источник вечной жизни. Радий стали рекламировать как панацею от всех болезней!


Многие коммерсанты делали огромные состояния на торговле чем угодно, лишь бы с радием. Но никакой коммерческой выгоды из открытия радия семья Кюри не извлекла.


Впрочем, Нобелевскую премию по физике супруги Кюри всё же получили, хотя долгое время Нобелевский комитет отказывался включать Марию Кюри в список лауреатов, потому что она – женщина.


Смертельный элемент

В 1903 году Мари родила вторую дочку – на 4 месяца раньше срока. Ребёнок вскоре умер. Это было предсказуемо: всю беременность Кюри работала с солью радия.


После получения Нобелевской премии Мари и Пьер Кюри получили всемирную известность.


Счастье семьи закончилось 19 апреля 1906 года. Пьер попал под конный экипаж, переходя улицу, – и мгновенно погиб.


Последние 10 лет жизни Мари Кюри страдала от постоянного упадка сил, причину которого никак не удавалось установить. О том, что радий может быть опасен, врачи и учёные ещё долго не догадывались.


Немецкий врач Пауль Эрлих впервые описал апластическую анемию ещё в 1888 году. Его молодая пациентка страдала от лихорадки, язвенного стоматита и сильной кровопотери при менструациях. Но причину недуга Эрлих установил лишь при вскрытии: костный мозг больной не производил кровяных телец – эритроцитов, тромбоцитов и лейкоцитов. В то время ещё не было способов оценить состояние костного мозга у живого пациента.


4 июля 1934 года Мари Кюри не стало. Как и в случае с пациенткой Эрлиха, истинный диагноз стал ясен только после вскрытия.


Современный подход

Вероятно, сегодня Марию Склодовскую-Кюри могли бы спасти. Ей ввели бы цитостатики – специальные противоопухолевые препараты, которые нарушают процессы роста, развития и механизмы деления всех клеток организма, включая злокачественные. И сделали бы пересадку костного мозга, так как собственный костный мозг Мари был полностью «убит» радиацией.


«Самое главное при лечении заболевания, от которого погибла Мария Склодовская-Кюри, – это перевести болезнь из острого состояния в хроническое с длительной ремиссией, которая может продолжаться годами», – объясняет главный внештатный онколог Минздрава РФ, эксперт программы «Клинический случай» на телеканале «Доктор» Андрей Каприн.


СПРАВКА

Мария Кюри. Первая женщина – нобелевский лауреат и единственная женщина-учёный, удостоенная этой премии дважды. Первая женщина – преподаватель Сорбонны. Первооткрывательница двух новых элементов периодической системы – радия и полония. И первая в истории жертва радиационной апластической анемии.


Источник.










Информационно новостной блог.

 



2 августа 1572 года у села Молоди, что ныне в Чеховском районе Подмосковья, произошло сражение между русским и крымско-татарским войском, завершившееся победой русской рати. Значение этой битвы как-то до сих пор недооценивается историками. Наверное, оно будет лучше понятно, если представить, что было бы с Россией, если бы она проиграла это сражение.


Нашествие Девлет-Гирея

С 1558 года Россия вела изнурительную войну за выход к Балтийскому морю. Ей пришлось столкнуться одновременно с двумя сильнейшими державами Восточной Европы – Речью Посполитой и Швецией. При этом с тыла стране грозило Крымское ханство, поддерживаемое Османской империей.


В мае 1571 года крымский хан Девлет-Гирей совершил поход на Москву. Введя в заблуждение русских воевод, карауливших его на Оке у Серпухова и Коломны, он переправился через Оку в верховьях и внезапно подошёл к русскому войску с фланга. По преданию, дорогу ему показали изменники из числа детей боярских, недовольных царской Опричниной.


Царь Иван Грозный, прослышав о подходе крымцев, бежал в Александровскую Слободу. Воеводы, боясь обхода русской рати, спешно бросили позиции на Оке и заняли предместья Москвы, готовясь к обороне столицы. Но Девлет-Гирей понимал, что у него нет шансов взять Москву ни штурмом, ни осадой. Подойдя к столице Русского государства, он в жаркий сухой день 24 мая 1571 года зажёг деревянные посады города.


Быстро занявшийся пожар испепелил почти всю Москву. Бедствие 1571 года явилось одним из самых страшных в истории русской столицы. Современники насчитывали 800 тысяч сгоревших и задохнувшихся от дыма, что, конечно же, было огромным преувеличением. Но речь, по-видимому, все же должна идти о нескольких десятках тысяч жителей, что сравнимо с числом жертв крупнейших бомбардировок Второй мировой войны. Кроме того, Девлет-Гирей захватил и увёл с собой огромное количество русских людей.


Призрак ордынского ига

Гордясь своей победой, крымский хан прислал царю Ивану послание, в котором требовал признания над собой его власти, как прежде московские великие князья признавали власть ханов Золотой Орды. Кроме того, Девлет-Гирей требовал выплаты постоянных даней, а также отказа Ивана Грозного от недавно завоёванных мусульманских царств – Казанского и Астраханского.


Таким образом, перед Россией возникла перспектива утратить все завоевания, совершённые за последние сто лет, включая самую независимость.


Иван Грозный, потрясённый масштабом бедствия, обрушившегося на Москву, соглашался уступить Девлет-Гирею в некоторых пунктах. Так, он обещал увеличить ежегодные «поминки» (добровольные подарки), посылавшиеся Россией в Крым (что крымцы считали данью). Он соглашался предоставить автономию Астраханскому царству и предлагал, чтобы его царей (из мусульман) утверждали на престоле как московский царь, так и крымский хан.


Девлет-Гирей отверг эти частичные уступки и стал готовить на следующий год новый поход в Россию. Он намеревался принудить русского царя к исполнению всех своих требований.


«Куда едет собака крымский царь...»

Князь Иван Бельский, главный воевода в 1571 году, тогда же и погиб, задохнувшись во время московского пожара. Русской ратью, собранной на берегах Оки, командовал князь Михаил Воротынский. Главная часть русского войска находилась на театре Ливонской войны – царь не хотел и не мог отказываться от борьбы за Прибалтику. Отражать крымское нашествие снова приходилось ограниченными силами и средствами.


В крымской орде было не менее 80 тысяч человек (из них 7000 отборных турецких янычар), в русском войске – не больше 25 тысяч. Среди них находился семитысячный отряд новых русских подданных из Ливонии во главе с Юргеном Фаренсбахом.


И на этот раз Девлет-Гирею удалось переправить через Оку большую часть своих сил, не встретив сопротивления русских. Крымский хан не планировал большого полевого сражения. Как и в прошлом году, он надеялся выманить русское войско в Москву и зажечь посады.



Увидев себя обойдённым главными силами крымцев, Воротынский, однако, не стал бежать под защиту московских стен. Он стал действовать наступательно, направив авангард князя Дмитрия Хворостинина для нападения на арьергард крымского войска. Первое столкновение произошло у Молодей 29 июля 1572 года.


Воротынский и Хворостинин – герои Отечества

Девлет-Гирей, обнаружив активность русских у себя в тылу, остановился и подтянул свои силы, уже ушедшие по дороге на Москву. Он рассчитывал разбить русских по частям, пока те ещё только подходят к Молодям, и потом вновь продолжать движение к Москве, уже не боясь русской рати.


Но русские полки тоже подтягивались к полю битвы. Их тактика в этих условиях могла быть только оборонительной. 31 июля Девлет-Гирей предпринял штурм полевого подвижного укрепления русского войска – гуляй-города из повозок. Штурм был отбит.


Решающая сеча произошла 2 августа. Русские войска понесли большие потери, и одно время казалось, что битва проиграна. В решающий момент скрытно выведший из гуляй-города часть сил Воротынский обрушился с тыла на крымцев. Победа была полной.


Современники не заблуждались насчёт значения битвы у Молодей, сочинив о ней песню, чьи первые строки хорошо известны нам по кинофильму «Иван Васильевич меняет профессию». Но мало кто теперь догадывается об истинной подоплёке этих слов.


Россия сохранилась как государство и спасла Западную Европу от турецкой экспансии

Если бы Девлет-Гирей победил у Молодей, его победа была бы куда значительнее, чем в 1571 году. У русских не осталось бы войска для защиты Москвы, которая, к тому же, не успела ещё отстроиться после прошлогоднего пожара. На руинах беззащитной Москвы крымский хан мог продиктовать России любые условия мира. На неопределённый срок над Россией установилось бы крымское (опосредованное османское) иго.


Одновременно России пришлось бы прекратить всякую борьбу за Прибалтику. Польский и шведский короли тоже могли предъявить России какие угодно требования. Не исключено, что Россия потеряла бы не только Поволжье (отданное крымцам), но и Новгород с Псковом. Проще говоря, Российское государство могло прекратить своё существование.


Победа России под Молодями имела и международное значение. Установление крымского протектората над Поволжьем означало бы невиданное усиление Турции, которая уже находилась в зените своего могущества. Турция имела бы тогда хорошие перспективы для дальнейшей экспансии на христианские государства в Европе.


Источник.












Информационно новостной блог.

 

Кого мы представляем себе, услышав слово «рыцарь»? Конечно же, галантного кавалера в сверкающих доспехах, сражающегося за честь своей дамы. Манеры рыцаря изысканны, он всегда готов защитить слабых, а потом спеть серенаду под окном возлюбленной. Вот только на самом деле рыцари были совсем другими.


Мы, конечно, догадываемся, что изрядно романтизируем средневековых воинов и вряд ли они выглядели как в кино. Про гигиену тех времен все наслышаны: из мытья и чистки зубов культа не делали, и под начищенными латами у большинства героев было порядком грязное тело. Но, оказывается, идеализированными были не только тела, но и нравы рыцарей — и гораздо больше, чем мы можем себе представить.


Отношение к дамам




Многие слышали про почитание дамы сердца: мол, обязанность каждого настоящего рыцаря — выбрать себе возлюбленную, а потом преданно ей служить. Совершать в ее честь подвиги, слагать стихи, и всё это — исключительно платонически: настоящая любовь должна быть безответна. Так что «для сердца» разбирали даже замужних. Чужие жены подходили для этой роли даже лучше: такая не потащит венчаться и не родит пять детишек, уничтожив тем самым всю возвышенность и трагичность неразделенных чувств на корню.


Вот только подвиги, совершаемые во имя дамы сердца, порой выглядели весьма странно. Например, рассказывает американский историк Ричард Кэупер, как-то один рыцарь, добиваясь расположения принцессы, пообещал в её честь... изнасиловать самую красивую женщину, «какую только сможет сыскать». Другой поклонник повысил ставки и заявил, что пришлет девушке головы всех соперников, убитых на турнире. 


Остается только гадать, что чувствовала сама принцесса, получая отчеты об изнасилованиях и окровавленные мешки с головами. Но одно понятно: никаких драконов — рыцари продолжали делать то, что им нравится, просто теперь это проходило под грифом «Во имя любви».


Что да посторонних дам, то и тут правила были не в пользу прекрасного пола. Например, в легенде о Ланселоте рассказывается об обычаях королевства Логр: если девица путешествует одна, то бояться ей нечего. А вот если ее сопровождает рыцарь, а другой рыцарь ее отобьет, то «победитель может взять даму или девицу, как только он пожелает, не навлекая на себя никакого стыда или вины». И что осталось за кадром истории любви Ланселота и Гвиневры, остается только гадать.


Турниры




Состязания, которые устраивали между собой рыцари для демонстрации воинских доблестей, тоже выглядели не так, как мы их себе представляем: участники, входя в раж, легко забывали о правилах и дисциплине.


Кэупер приводит в своих работах описание одного из таких инцидентов: Ланселот убил соперника копьем, а затем вытащил меч и начал наносить удары налево и направо, «убивая и рыцарей, и их коней, отрезая ступни и ладони, головы и руки, плечи и бедра, сражая каждого, кого видел, оставляя за собой скорбный след, так что вся земля была умыта кровью, где бы он ни проходил». Ну что ж, рыцарей можно понять: головы для принцессы противники сами себя не отрежут. Остается только надеяться, что в зрительские ряды воины во время ристалищ не забредали.


Ланселот, кстати, славился своим правилом никогда не убивать рыцаря, умолявшего сохранить ему жизнь. Вот только этический кодекс известного героя имел оговорки: пощада полагалась, только если Ланселот не поклялся ранее этого человека убить или если не мог убийства избежать. «Что поделать, друг, мне нужна голова для принцессы!»


Даже сценаристы «Игры престолов» и Джордж Мартин, почитав рыцарские легенды VI века и записанные 200 лет спустя, сказали бы: «Нет, это чересчур!» Насилие на каждой четвертой странице, длани отрубаются, копыта боевых коней топчут поверженных врагов, во время междоусобных войн на одного убитого приходится пять отравленных... Так что средневековые рыцари легко могли посрамить своей кровожадностью любого викинга, выпившего настойку мухомора. 


А была ли галантность?




Какими были манеры средневековых «аристократов», можно судить по труду об этикете «О приличии детских нравов», написанному Эразмом Роттердамским в 1530 году и бывшему весьма популярным в Европе еще долгое время. Вот некоторые рекомендации из него: «Не сморкайтесь в скатерть, в ладонь или в рукав. Не держите носовой платок во рту. Неприлично разворачивать использованный носовой платок и пялиться в него, как будто из вашего носа могли вывалиться жемчуга и рубины».


Руководство больше похоже на советы для малышей, чем для взрослых людей: не мочитесь на гобелены, не чешите при всех промежность, не испускайте шумно газы, не здоровайтесь с человеком, который справляет нужду (что делать, если он использует для этого гобелен, не оговаривается — возможно, надо взять и подарить ему трактат Эразма). За столом велели не чавкать и не макать пальцы в соус на общем блюде, не вытирать приборы о скатерть и не пить из тарелки.


Утонченность, которую мы приписываем рыцарям, не была им свойственна. Скорее, они обладали детской непосредственностью и таким же нежеланием сдерживать свои порывы. Как говорит английская писательница Дороти Сэйерс в предисловии к своему переводу «Песни о Роланде», «идея, что сильный мужчина должен реагировать на личные драмы и любые общенациональные потрясения, едва заметно сжав губы и молча швырнув сигарету в камин, появилась совсем недавно».


Когда и почему всё изменилось?




Но как же эти бесцеремонные персонажи превратились в тех рыцарей, которых мы знаем? Не может быть, что их образ был полностью выдуман! Что произошло с грубиянами, рубящими части тела налево и направо и облизывающими пальцы за столом?


Объяснение довольно прозаично: за дело взялось окрепшее государство, которому постоянные войны между феодалами и гибнущие при этом тысячами крестьяне наносили немалый урон. Убийство стало преступлением перед короной, а не сведением личных счетов. Уже не семья жертвы требовала компенсацию — имущество убийцы переходило лично королю. Основной задачей рыцарей стало служение монарху, а не попытки доказать, что в радиусе ста километров именно он, рыцарь, самый страшный и опасный зверь.


В милости оказались не горячие головы, а опытные управленцы. Больше нельзя было возвыситься, отрубая «длани и ступни», — надо было ехать ко двору и производить впечатление умом и манерами. Потому и пособия, объясняющие, как правильно сморкаться и вести себя за столом, начали приобретать популярность. «Из воинов — в придворные» — это, пожалуй, лучшее описание эволюции рыцарства от немецкого социолога Норберта Элиаса.


Потом «новым рыцарям» начали подражать и все остальные: куртуазные (от англ. court — «двор») манеры начала заимствовать буржуа, взаимодействующие со знатью, от них перенял этикет и средний класс. Минули столетия, и все забыли, какими были настоящие рыцари. Может, и к лучшему: к чему вспоминать кровожадных мародеров, присылающих вместо роз головы и насилующих одних женщин в честь других?


Так что пусть и дальше фраза «Ты настоящий рыцарь!» останется комплиментом, а реальные нравы средневековых воинов останутся в прошлом.


Фото: Getty Images, Legion-Media, Shutterstock


Источник.











Информационно новостной блог.

 




8 января 1849 года, 172 года назад, в Николаеве в семье прапорщика флота родился великий русский военно-морской деятель, полярный исследователь, океанограф, создатель русской семафорной азбуки, вице-адмирал Степан Осипович Макаров.


Изучая корабельную технику, Макаров замечает серьезные недостатки в устройстве судна и предлагает конструкторские решения. Огромное количество чертежей он выполнил сам, а когда приходилось нанимать чертежника, то выплачивал ему из своих скромных средств.


Через пятнадцать лет службы Макаров представил начальнику главного морского штаба подробное описание тридцати пяти своих крупнейших изобретений. К ним относятся работы по непотопляемости кораблей, о сфероконической постановке мин, о минных шестах, крылатой мине, приспособлении, позволяющем стрелять при волнении и другие. Все эти изобретения двигали вперед военно-морское дело.


РАБОТЫ ПО УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ МОРСКОЙ ТЕХНИКИ МАКАРОВ НЕ ПРЕКРАЩАЛ ДО КОНЦА СВОЕЙ ЖИЗНИ


Мировую славу принесли ему проект и постройка линейного ледокола «Ермак», изобретение и применение так называемого «макаровского пластыря» и многие другие работы.


Будучи инспектором морской артиллерии, Макаров изобрёл к снарядам бронебойные наконечники, известные ныне как «макаровские колпаки», участвовал в изобретении бездымного пороха, ратовал за теснейшее взаимодействие сухопотной и морской


Интересные факты из жизни

в 1837 году будучи капитаном 1-го ранга на корвете «Витязь» прошёл кругосветное плавание. В ходе путешествия были осуществлены бесценные океанографические исследования.

Предложил выделить теорию непотопляемости кораблей в дисциплину, необходимую для изучения.

в 1898 году построил первый в мире ледокол арктического класса «Ермак», способный форсировать тяжелые льды двухметровой толщины.

Адмирал Макаров разработал русскую семафорную азбуку, которая вплоть до настоящего времени применяется на флоте.

Останки адмирала было предположительно найдено в 2005 году водолазами из Китая и были захоронены в братской могиле.


Информационно новостной блог.

 



1 января 7209 года «oт Сотворения мира» согласно указу Петра I было велено считать 1 января 1700 года «от Рождества Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». С этого момента, вплоть до крушения династии Романовых в России начал действовать Юлианский календарь.


Современный календарь берет начало от древнеримского юлианского календаря, который был введен с 1 января 45 года до нашей эры в результате реформы, осуществленной в 46 году до нашей эры Юлием Цезарем.


Однако в VII веке у него появилась альтернатива. Дата 1 марта 5508 года до Рождества Христова была официально принята в качестве точки отсчета (сотворение Адама Господом Богом) для календаря православной византийской эры «от Сотворения мира».


Данная манера летоисчисления момента стала главенствующей на Руси после ее Крещения Великим князем Киевским Владимиром Святым в 988 году. В течение почти 500 лет началом года на Руси, как и в Византии, считалось 1 марта.


В 1492 году, по инициативе Великого князя Московского Ивана III, начало года было официально перенесено на 1 сентября и отмечалось так более двухсот лет. Закончил этот период в самом конце XVII века царь-реформатор Петр I.


1 сентября 7208 года в России отпраздновали очередной Новый год. А 20 декабря 7209 года был подписан и обнародован именной указ Петра I, по которому вводилось новое начало года — от 1 января, и новая эра — летосчисление от Рождества Христова. Год 1699-й, таким образом, оказался для России самым коротким, поскольку длился лишь четыре месяца — с сентября по декабрь.


Из-за невысокой точности Юлианского календаря (каждые 128 лет накапливается один дополнительный день), к середине XX века практически все страны мира пользовались григорианским календарем. В России он был введен после Октябрьской революции декретом СНК РСФСР от 24 января 1918 года, в соответствии с которым была введена поправка в 13 суток.


Источник.











Информационно новостной блог.

 



Как на старались, а стереть добрую память о Советском Союзе не удалось.

Время сносит всю ту грязь, которой измазали нашу страну Лавочники, захватившие власть.

Сегодня день создания СССР.

Советский Союз, СССР— одно из первых социалистических государств в истории человечества, существовавшее в период с 30 декабря 1922 г. по 26 декабря 1991 г.г.

Советский Союз занимал 1/6 часть обитаемой суши и был самым большим в мире государством по площади (22,4 млн км²)


Догово́р об образова́нии СССР — договор об объединении в союзное государство — Союз Советских Социалистических Республик Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, Украинской Социалистической Советской Республики, Белорусской Социалистической Советской Республики и Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики, подписанный в 1922 году. В январе 1924 года вместе с декларацией об образовании СССР вошёл в состав первой союзной Конституции, став её основным разделом.




Договор был согласован 29 декабря 1922 года на конференции делегаций от съездов Советов четырёх республик: РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР. Утверждён и вступил в силу 30 декабря 1922 года на I Всесоюзном съезде Советов. Последняя дата считается датой образования СССР. Утверждение договора юридически оформило создание нового государства в составе четырёх союзных советских республик.