«Всё, что у нас пишут о полуострове, — чистая ложь»

«Всё, что у нас пишут о полуострове, — чистая ложь»: словацкий писатель Йозеф Банаш рассказал о путешествии в Крым

Один из самых популярных словацких писателей, бывший член парламента своей страны Йозеф Банаш недавно посетил Крым и не смог найти признаков «российской оккупации», о которой рассказывают западные СМИ. За недельный визит Банаш увидел лишь довольных присоединением полуострова к России крымчан. Вернувшись на родину, экс-политик получил неожиданный отказ популярных словацких СМИ опубликовать его путевые заметки. В интервью RT Банаш рассказал, как решился на авантюру и почему европейские СМИ не хотят рассказывать о реальной ситуации на полуострове.
Один из самых популярных словацких писателей Йозеф Банаш отправился в Крым, чтобы узнать, правда ли пять лет назад полуостров был присоединён против воли местных жителей, как рассказывают СМИ у него на родине. До разделения Чехословакии Банаш работал дипломатом, был членом парламента в 2000-х и представлял Словакию в парламентской ассамблее НАТО в 2004 году. Однако крупные издания отказали ему в публикации репортажа о жизни на полуострове.
— Как вы решились поехать в Крым? Были ли какие-то опасения?
— Очень просто. Три года назад в Москве в издательстве «Миг» вышел мой роман «Зона энтузиазма», который начинается с вторжения армии Варшавского договора в Чехословакию в 1968 году. И там есть одна очень интересная ситуация: в то время Евгений Евтушенко, находясь в своём доме в Коктебеле, а это известный факт, прислал Брежневу телеграмму, где выступал против вторжения. Такой знаковый эпизод.
И мне стало интересно, как живут люди в Коктебеле сейчас, есть ли там ещё дом творчества советских писателей. Это было моей первой идеей. Вторая — интерес к литературному Крыму. Там жили все известные русские писатели — Чехов, Толстой, Бунин, Волошин, Набоков и так далее. Третья причина — немного политическая. Я просто хотел узнать, как живут люди спустя пять лет после присоединения к России.
— Вы прежде бывали в России?
— Три года назад в Москве, когда вышла моя книга. В 2013 году я был в Туле — мне очень хотелось посетить дом Толстого в Ясной Поляне. В прошлом году мы ездили на Алтай и в Сибирь из Монголии. В Советском Союзе я был в 1974 году. Когда я приехал в Россию (несколько десятилетий спустя. — RT), то увидел огромную разницу: Москва стала совсем другим городом, невозможно сравнить.
— Какие у вас были ожидания от поездки в Крым?
— Согласно международному определению «аннексия» означает присоединение части территории против воли жителей этой территории. Поэтому я вполне логично себе сказал: «Если жители Крыма недовольны, скажем так, русскими оккупантами, там должно быть какое-нибудь сопротивление. Крым всегда воевал против оккупации, например немецкой».
За пять лет после референдума я ни разу не слышал о сопротивлении против русских. Поэтому мы с другом просто решили поехать и посмотреть, как живут люди «под оккупацией».
— А как оказалось на самом деле?
— Мы узнали, что люди там живут абсолютно нормально, они счастливы и улыбаются. Поэтому то, что наши газеты в Словакии и, думаю, в остальных странах Европы пишут о Крыме, — просто чистая ложь.
— То есть в Крыму вы не встретили ни одного человека, кто был бы недоволен присоединением полуострова к России? Может быть, нашлись сомневающиеся?
— Я спрашивал людей очень откровенно, как было в составе Украины, или, как они говорят «под Украиной» или «под Россией». Даже татары мне говорили, что лучше сейчас. Мы прилетели в Симферополь, а оттуда на машине отправились в Севастополь, Ялту, Балаклаву, Алушту, Феодосию, Коктебель, Керчь через Крымский мост и возвратились в Симферополь. В течение недели я поговорил с 25—30 жителями Крыма разных профессий, туристами, русскими, украинцами, татарами.
— Как отнеслись к вашей поездке бывшие коллеги, знакомые, семья?
— В результате распространяемой нашими газетами информации многие люди думают, что в Крыму идёт война, как в Донбассе. Многие у меня спрашивали, не сошёл ли я с ума ехать в Крым, ведь «там очень опасно, там русские солдаты».
— После вашего репортажа, который согласилась опубликовать лишь одна словацкая газета, появилось ли у людей желание посетить Крым?
— Очень многие написали мне, спрашивая рекомендации по поездке в Крым. Туристическим фирмам надо быть активнее. У нас в Словакии многие хотят туда поехать, но у них нет никакой информации. Я рассказал, что проблем никаких нет — я купил авиабилет через Москву в Симферополь. Прямо в аэропорту вам расскажут, где в Крыму хорошие гостиницы, отвезут, куда вы захотите. Никаких проблем.
— Вы предполагали, что после визита в Крым у вас возникнут проблемы, например с въездом на Украину?
— Опасения были. Некоторые мои друзья говорили, что меня не пустят на Украину. А ведь мой роман был опубликован и на украинском языке. Но если бы я не написал репортаж о Крыме, то никто бы на Украине не узнал, что мы там были, потому что летели через Москву, были российские визы. Номинально никто бы не узнал об этом.
  • Крымский мост через Керченский пролив 
  • © most.life
Но у меня не было цели скрывать мою поездку. Наоборот, я хотел, чтобы люди знали, что я там был. Ведь я известный словацкий писатель, бывший член парламента, а это значит, что здесь люди меня знают. И если я что-нибудь скажу, то люди услышат это и прочитают об этом.
— В 2004 году вы стали заместителем председателя парламентской ассамблеи НАТО и наверняка разделяли идеи блока. Однако в ваших недавних публикациях прослеживается критический взгляд на деятельность организации. Как так получилось?
— Надо сказать, что в 2004 году, когда меня избрали на пост заместителя председателя ассамблеи, НАТО сильно отличалось от сегодняшнего. Чем больше я узнавал, тем больше развеивались иллюзии насчёт альянса. А после вторжения американцев в страны на Ближнем Востоке, Ирак и Афганистан я тотально поменял своё отношение. Сегодня я очень критичен к НАТО.
— В своём репортаже вы также провели параллель с историческими событиями, когда США объявили о независимости от Великобритании. Можно ли говорить о двойных стандартах в таком случае?
— США не спрашивали у англичан, могут ли они создать свою страну, — они просто сделали это, и всё. Интересно, что в странах ЕС все партии, и во власти, и в оппозиции, тотально антикоммунистические. В ситуации с Крымом все эти антикоммунистические лидеры ссылаются на решение лидера КПСС Никиты Сергеевича Хрущёва передать полуостров Украине. Это для них в порядке вещей, а то, что большинство жителей Крыма решили вернуться в состав России и что это демократическое решение, никого не волнует.
Но в Словакии и во всей Европе живут нормальные люди, и точка зрения народа отличается от того, что им говорят в СМИ, и от мнения политиков.
Людей не особо интересует внешняя политика. Если бы политики и журналисты знали, что люди считают присоединение Крыма аннексией, они бы провели опрос, но они не сделали этого. Это для меня достаточное доказательство.
Сегодня все газеты и журналы говорят о России только в негативном ключе. То же самое было у нас во времена коммунизма: всё, что было с Запада, из США, было плохим, а то, что было из Советского Союза, — хорошее. Сегодня то же самое, только наоборот.
— Ваши путевые заметки опубликовало лишь одно словацкое интернет-издание Hlavné správy. Почему остальные СМИ отказались и как они вам это объяснили.
— Они боятся. Я симпатизирую России. Но я также симпатизирую и полякам, и венграм, и чехам — всем нормальным людям. А больше всего я симпатизирую правде. Я поехал в Крым, чтобы узнать правду. Считаю, что задача каждого писателя — рассказывать правду.
Я ставлю вопрос: почему популярные СМИ не напечатали мой репортаж? Потому что они боятся правды? Мне никто не дал ответ на этот вопрос. Я знаю многих журналистов, но они лишь улыбались и говорили, что писать правду о Крыме и России просто невозможно.
— Как вы думаете, когда Крым перестанет быть камнем преткновения в отношениях России и Запада?
— России надо быть активнее в том, чтобы рассказывать о Крыме, приглашать журналистов из Европы и США. Идите куда хотите и смотрите что хотите. Ведь за пять лет ни один словацкий журналист не приехал в Крым. Даже президент Макрон уже признал санкции дурацкой затеей. Политики думают одно, говорят другое.
Если ЕС, особенно Германии, будет удобно иметь хорошие отношения с Россией, в том числе с точки зрения бизнеса, то они изменят официальную позицию. Думаю, в течение двух лет обстановка изменится.

0 Comments: